Генезис Плотина

Генезис Плотина

1. Порядок происхождения из Единого
2. Причина сущестования мира
3.Ум
4. Почему из Единого возникает Ум?
5. Душа
6. Материя
7. Второй круг эманации

1. Порядок происхождения из Единого

Охарактеризовав природу Единого и способ его постижения, Плотин пытается разъяснить, как и в каком порядке все существующее происходит из Единого. Учение это вполне мистично и идеалистично. Кроме того, оно вполне иррационалистично. Речь идет не о происхождении сущего во времени. Не только высшее начало, т. е. Первоединое, но и чувственный мир существует, согласно учению Плотина, вечно. Вопрос о «происхождении» тем самым поставлен вне времени и сводится к вопросу о зависимости одного бытия от другого.

Сначала объясняется «происхождение» второго начала. Оно происходит не посредством движения, так как иначе оно не было бы вторым началом, а таким началом было бы именно движение. Оно происходит с необходимостью, но не из какой-либо потребности Первоединого, а только из полноты его бытия. При этом Первоединое не испытывает никакого изменения, умаления, разделения, а второе начало не отделяется от первого.

 



Этот способ происхождения второго начала из первого поясняется так: Единое, преисполненное бытия, как бы переливается через собственный край и, переступая свою границу, порождает другое бытие. При этом Единое остается единым, остается полнотой бытия и после происхождения второго начала. Так, согласно сравнению Плотина, Солнце вечно сохраняет всю полноту своего бытия, а от Солнца происходит свет, который зависит от него, обращен к нему, но сияет отдельно от него[10].

Начавшееся таким способом происхождение подчинено определенному закону, согласно которому все происшедшее всегда ниже производящего. Так возникает целая градация степеней бытия. В отличие от первоединого, все остальное существует лишь в той мере, в какой связано с Единым, оно взирает на него и получает от него жизнь.

2. Причина существования мира

Причиной существования мира Плотин считает божественную благость. В рассуждениях Плотина о преизбытке, преизобилии, излиянии творческой благости видится указание на некую непроизвольность творения. Объясняя происхождение множественного мира из Единого, Плотин иногда использует термин “истечение” (апоррео): «Божественная природа столь полна и неистощима, что она, как бы кипя жизнью, переливается через край» (V, 2, 1). Однако чаще всего он пользуется термином проодос. что означает “выступление”, “исхождение” (латинский эквивалент – emanatio – означает и исхождение, и истечение). Конечно, “истечение" из Единого – не более чем образ: Плотин сравнивает Единое с весной, наполняющей водою реки, с корнями, подающими влагу ветвям и листьям. Мнение некоторых исследователей, что этот образ – один из основных признаков пантеизма, является далеко не бесспорным.

3. Ум

Первое, что происходит из Единого, есть Ум (Νους). В Уме следует различать, по Плотину, 3 момента:

1) понятие вещества;

2) мыслимое бытие;

3) само мышление.

В качестве мира идей Ум есть многое, состоит из видов и форм. Но так как вид нельзя представить иначе, как вид чего-нибудь, то в мире идей должно существовать и “вещество”. С другой стороны, так как чувственный мир предполагает существование не только видов, но и вещества, то и по этому основанию идеальные типы чувственного мира, пребывающие в Уме, должны иметь также и “вещество”. Но это “вещество” – не материя чувственного мира. “Вещество”, образующее момент Ума, есть форма, определенная от вечности, и вечно остается такой.

Напротив, вещество чувственного мира – мертвая материя. И хотя материя эта также определена формой, но не так, чтобы полученные при этом формы предметов оставались вечно существующими. “Вещество” Ума, или идеального мира, есть бытие, сущее: за ним пребывает Единое, которое уже не есть сущее. Напротив, материя чувственного мира не есть бытие: за ним пребывает бытие, и он – отражение бытия, следовательно, материя чувственного мира есть только призрак.



1) “Вещество” идеального мира (Ума) отличается от материи чувственного мира и по “происхождению” (не в смысле происхождения во времени). “Вещество” идеального мира есть “вещество”, рожденное и существующее от вечности. Материя чувственного мира есть материя, вечно рождающаяся, вечно происходящая.

2) Второй после “вещества” момент Ума есть мыслимое бытие, или существование. Необходимость этого момента следует из природы Ума. Ум не может быть обращен к низшему, так как он первее низшего. Он может быть обращен только на самого себя и на высшее. Но так как созерцающее есть истинная мысль, то и созерцаемое должно быть истинно существующим или даже высшим, чем существующее, – в случае, если созерцаемое есть само Единое.

 



3) Третий момент Ума – мышление. В качестве ума Ум необходимо есть мышление.

Этим 3 моментам в понятии Ума соответствуют 3 момента в его образовании. Для материи (вещества) ее основанием будет иное по отношению к Единому. Так как Единое – безусловно единое, то все, кроме одного, есть иное, или «инаковость». В противоположность Единому иное есть множественность. Сама по себе “инаковость” – нечто безусловно неопределенное, и только обращаясь к Единому, она впервые получает определение и впервые становится бытием.

В то время как обращение “инаковости” на Единое впервые порождает определенность и вместе с определенностью бытие, обращение “инаковости” на себя порождает мышление. Однако обращение “инаковости” на Единое и на себя не следует понимать как 2 различных во времени процесса. Это один и тот же акт, и только анализ выделяет в нем его различные моменты. Мысль может быть обращена, согласно Плотину, только на самое себя, только к своему исходному началу. Но так как это начало получается от Единого, то мысль, обращенная на себя, необходимо будет обращена и на Единое.

4. Почему из Единого возникает Ум?

Перед Плотином, развившим изложенное учение о первоедином и об Уме, должны были неизбежно возникнуть вопросы: почему из Единого возникает Ум? Каким образом из первоначально Единого может произойти многое?

Ответ на них следующий. То, что близко стоит к совершенному, совершеннее того, что дальше стоит от совершенства. После Единого Ум всего совершеннее, так как он непосредственно созерцает Единое. Как наиболее совершенное, Ум ближе всего к Единому по степени единства. В Уме пребывают все виды и все формы, не отделенные друг от друга пространством. Эти виды и формы отличаются от высшего единства только “инаковостью”. Поэтому Ум следует непосредственно после Единого.

 



Что касается теперь множественности, то она возникает в силу закона, согласно которому производимое всегда ниже производящего. По отношению к Единому низшим является многое. Единое есть всюду и вместе с тем нигде. Поскольку оно всюду, оно позволяет возникнуть многому, поскольку оно нигде, оно не есть та множественность, которая впервые должна произойти из самого Единого.

Так как Ум – высшее совершенство после Единого, то Уму принадлежит и высшее единство. В нем не могут происходить никакие логические действия. Мышление Ума не может протекать в форме силлогизмов. Как чистая мысль, Ум может созерцать только истинное. Он не подвержен никаким ошибкам, и о нем нельзя заключать по аналогии с нашим человеческим умом.

Вместе с бытием в Уме появляется возможность категорий. Как сущее, Ум подлежит всем категориям. Он подлежит категории движения, так как Ум есть мышление, и подлежит категории покоя, так как его мышление утверждается в понятиях, которые всегда остаются неизменными. Ум есть иное, так как в нем имеется многое, и он есть тождество, так как во всем своем содержании он остается тем же самым. Поскольку в Уме заключаются все эти категории, к Уму применима категория количества. Поскольку же в Уме различаются его идеи, Ум подлежит категории качества.

Постоянно определяясь первоединым, Ум производит множество идей, или «умов». Все категории Ума приложимы также и к идеям, сущность идей та же, что и сущность Ума.



Подробности отношения между Умом и идеями у Плотина неясны. Ум определяется как сила, составляющая основу идей, а идеи – как энергия (или как возможность и действительность). Но вместе с тем Ум определяется как целое, а идеи – как части целого, и отношение между Умом и идеями разъясняется как отношение между родом и видами рода.

В то время как у Платона идеи рассматриваются как первообразы вещей чувственного мира, его сознательные образцы, у Плотина идеи и Ум – скорее действующая причина по отношению ко всему остальному.

5. Душа

Третьим после Единого и Ума оказывается у Плотина Душа. Она так относится к Уму, как Ум к Единому. В то время как Ум есть обращение на самого себя, Душа есть обращение во вне. В то время как Единое и Ум остаются безусловно неподвижными, Душа обладает движением.

С одной стороны, Душа обращена к высшему началу, созерцает высшее начало и действует по закону этого высшего начала. С другой, она частично погружается в порядок мировой жизни, является бессознательным активным началом, осуществляет перво-образец на материи. Находясь на грани божественного Единого и естественного множественного, Душа в силу природной необходимости соприкасается с обоими. Но и погружаясь в чувственный мир, она остается вечным и божественным началом, созерцающим высшее. Душа находится посредине между безусловной неделимостью истинно-сущего и безусловной делимостью чувственного бытия. Она делима лишь в отношении к телу, но сама по себе остается неделимой, относится ко всем частям тела: она вся целиком в глазе, в ухе, во всем теле.

 



Все отдельные души происходят из одной Души как из высшего божественного начала (очага). Благодаря этому люди способны сочувствовать друг другу, радоваться чужой радостью и печалиться чужой печалью.

6. Материя

Учение Плотина об обращении души вовне приводит его к материи. Вслед за Платоном Плотин доказывает, что образование мира предполагает материю, или небытие. Так как качества, необходимые в чувственном мире, возникают и исчезают и так как возникновение из ничего невозможно, то должен существовать субстрат, на котором существуют те или другие свойства. Этот субстрат не есть тело, так как тело состоит из материи и формы. Поэтому, чтобы получить понятие о материи, необходимо отвлечься от всех свойств, приписываемых телесному бытию, даже от величины и от сложности. Поэтому материя есть нечто безусловно простое, безусловно лишенное всех качеств, безусловно неопределенное. В качестве безусловно неопределенного материя есть безусловное лишение формы, лишение красоты и, стало быть, безусловно злое, не сущее (μη δ'ν).

От мира идей чувственный мир отличается как мир

1) протяженный в пространстве,

2) длящийся во времени,

3) неистинный.

Чувственному миру доступна только тень, или призрак истины.

Но если сама по себе материя рассматривается как злое начало, то в учении Плотина о происхождении мира есть и другая сторона. Рождающийся мир должен носить в себе хотя бы след того порядка, который принадлежит его Первообразу. Силы, образующие мир, – разумные мысли (λόγοι). В них бессознательно запечатлены понятия, источник которых – в идеальном мире. Поэтому порядок событий, происходящих в чувственном мире, – не наихудшее, а наилучшее подражание миру идей.

 



В этом смысле Плотин рассматривает чувственный мир даже как совершенное существо, поскольку вообще, при существовании материи, он может быть совершенным. Даже борьба и антагонизм элементов, борющихся в чувственном мире друг с другом, есть средство осуществления единства. В мире – как в драме, где борьба действующих лиц способствует осуществлению единой мысли трагического произведения. Единство борющихся друг с другом элементов осуществляется мощью Души, преодолевающей их антагонизм. Нет оснований для предположения, что единство это не осуществляется. Без различия частей предметов в мире не существует ни красоты, ни гармонии.



Указывают на наличие в мире бедствий. Однако бедствия – не что иное, как детская игра, и существенны они только с нашей точки зрения, а в отношении к целому значения не имеют. Не имеет значения и наличное в мире нравственное зло, так как оно карается либо в настоящей жизни, либо в будущей. Даже печальнейший факт в жизни чувственного мира – поедание живыми существами друг друга – не столь ужасен, если учесть, что существа этого мира должны иметь конец, а потому лучше, если своей гибелью они будут поддерживать жизнь других существ.

7. Второй круг эманации

За 1-м кругом эманации, где Божество или Единое через Ум различается в Себе и возвращается к Себе, следует 2-е различение и возвращение, определяемое живым движением Души (психи) – Единое, Ум и Душу Плотин определяет как «три начальные Ипостаси» (трис архики ипостасис).

Душа есть 2-я, существенная двоица, начало реальной множественности. В ней Плотин различает высшую и низшую душу; последнюю он называет природой (фюсис). Высшая Душа обращена к созерцанию Единого и есть, собственно, лишь живой и чувствующий субъект Ума. Низшая Душа обращена к материи или несущему, к беспредельной возможности бытия. Как Ум расчленяется на множественность идей, образующих мир умопостигаемый, так Душа разрождается во множестве душ, образующих мир реальный.

Плотин пишет: «Великая Мировая Душа сообщает жизнь всей вселенной. Это можно постичь, отрешившись от всякого обольщения вещами и сосредоточившись с такой полнотой, чтобы сознание не тревожилось телесными движениями, а все окружающее замолкло: и земля, и море, и величественное небо. В таком состоянии представить, что во все это мертвенное нечто как бы извне вливается Душа, повсюду распространяется, все проникает, наполняет и освещает. Без Нее все – темная бездна вещества и небытие. Она сообщает всему смысл, ценность и красоту» (V, 1, 2).

«Душа – податель (хориго'с) истинной жизни» (VI, 9, 9); «Душа подает жизнь, и мы делаемся через Нее богами» (V, 1, 1)[11] [Отсюда наше – Сокровище благих и жизни Подателю]. «Бог – последняя цель всех желаний» (VI, 7, 30).

Плотин называет Душу энергией, благодаря которой Ум “извергает” жизнь Возникает вопрос: почему он называет энергией божественную Ипостась? В другом месте Плотин именует энергией и Ум, и даже Благо. Он говорит: «Вовсе не будучи энергией, Благо есть все-таки энергия» (V, б, 6). Смысл этого противоречивого высказывания, по-видимому, состоит в том, что Благо является некоей источной Первоэнергией, т. е. термин "энергия" используется в данном случае условно, поскольку к Благу даже не приложимо понятие "сущность", не говоря уже о других определениях. Из этого-то Первоисточника энергии Ум, по Плотину, получает умную энергию, а Душа – жизнетворную (VI, 7, 31). [Это – предвестие учения св. Григория Паламы].


Печать   E-mail