Единое и многое

Если Маркс определяет конкретное как единство многообразного,
то здесь предполагается диалектическое понимание категорий "единого" и "многого".

Под "единством" понимается сложная совокупность различных форм существования предмета,
неповторимое сочетание которых характерно только для данного, и не для какого-нибудь иного предмета.
Такое понимание "единства" -- как нетрудно понять -- не только не тождественно тому пониманию, из которого исходила старая логика,
но и прямо ему противоположно.

Сложный и многообразный мир  остается,  несмотря  на  его  сложность,  единым  "миром",  если он управляется  едиными  законами. Сложный и многообразный мир, управляемый, несмотря на его многообразие едиными законами,  представляет  собой   "единство  в многообразии". 

Бесспорно  верно, что  духовная  культура,  духовный  мир  человека,  постепенно  становится  все  богаче,  все "различеннее",  все  сложнее  и  многообразнее,  –  и  в  этом  смысле  –  "конкретнее".  При  этом духовный  мир  человека  остается,  несмотря  на  его  сложность,  единым  "миром",  который управляется  едиными  законами  и  представляет  собой,  таким  образом,  подлинное  "единство  в многообразии". 


Печать   E-mail